ПолитЭкономика.ру Случайное изображение заголовка

Гадание на нефти

Поможет ли заморозка добычи ОПЕК

040В последних числах сентября в Алжире министры энергетики ОПЕК впервые за последние 8 лет согласились ограничить добычу нефти. Сам факт данной неформальной договоренности участников ОПЕК сразу же поднял нефтяные цены на несколько процентов. По данным агентства Reuters, добычу «черного золота» предполагается снизить до 32,5 млн баррелей в сутки с 33,24 млн баррелей, которые картель добывает сейчас.
Впрочем, окончательная точка в переговорах пока не поставлена: конкретные объемы добычи для каждой из стран ОПЕК будут согласованы на очередной, ноябрьской встрече экспортеров. Тем не менее новость породила целый вал весьма оптимистических прогнозов относительно будущего нефтяного рынка — как в ближайшей, так и более отдаленной перспективе.

Взрыву оптимизма немало способствовало и то, что только в этом году министры энергетики стран-членов ОПЕК встречались несколько раз — но тщетно. Договориться на взаимовыгодных условиях никак не удавалось, потому что каждая нефтедобывающая страна преследовала свои цели. Иран объявил, что будет увеличивать добычу до досанкционного уровня в 4 млн баррелей в сутки. Кувейт, пользуясь низкими ценами, старался завоевать большую долю рынка. Саудовская Аравия, с одной стороны, настаивала на заморозке добычи, а другой, не хотела пускать на свои рынки Иран. Противостояние Ирана и Саудовской Аравии закончилось грандиозным скандалом в апреле 2016 г.: министр энергетики Ирана на заседание картеля не приехал, а представитель Саудовской Аравии сорвал переговоры.
Что же стало причиной для неожиданной сговорчивости? Первая и вполне реальная причина — дефицит места для хранения сырой нефти. Как заявил генеральный секретарь ОПЕК Мухаммед Сануси Баркиндо, «цель ребалансировки — снизить запасы нефти в хранилищах». По расчетам ОПЕК, в результате ребалансировки с рынка уйдет 1 млн баррелей сырой нефти в сутки, и это поможет расчистить хранилища. Еще одной целью картеля была попытка оказать психологическое влияние на баланс спроса и предложения на рынке.

Интересно, что первоначальная реакция экспертов на демарш ОПЕК была довольно прохладной: многие сомневались в том, что членам картеля удастся договориться. Действительно, в феврале 2016 г. 4 крупнейших производителя нефти — Россия, Саудовская Аравия, Кувейт и Венесуэла — уже пытались согласовать действия по заморозке добычи, но из этого так ничего и не вышло. Кроме того, на положение дел в отрасли могут влиять крупные нефтяные игроки вне ОПЕК, которые проводят самостоятельную политику.
Даже если допустить, что добычу снизят, эффективность этой меры будет кратковременной, полагает ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. По его мнению, заявление ОПЕК уже отыграно рынками, и нефтяные котировки очень быстро вернутся к своим прежним значениям. Кроме того, по словам эксперта, баланс спроса и предложения зависит не только от действий ОПЕК — на него влияет масса других факторов, в том числе ставка Федеральной резервной системы США. Если она повысится, это станет сигналом к удорожанию американской валюты. Тогда все деньги инвесторов перетекут в долларовые активы, а нефть снова подешевеет. Игорь Юшков считает, что цены на нефть останутся в коридоре $45-50 как минимум до конца 2016 г. Продолжает влиять на спрос и замедление китайской экономики.

Прошло немного времени, и настроение экспертов стабилизировались на уровне умеренного оптимизма, что в нынешней ситуации совсем не так уж плохо. Повысил свои прогнозы по ценам на нефть Всемирный банк — с $53 до $55 за баррель. Согласно ежеквартальному докладу Commodity Markets Outlook, причиной коррекции прогноза стало намерение Организации стран-экспортеров нефти заморозить добычу «черного золота». По мнению экспертов Всемирного банка, цены на энергоносители, включая на нефть, природный газ и уголь, увеличатся в следующем году на 25%. При этом среднюю стоимость барреля нефти в этом году ВБ оставил на том же уровне — $43.
Свой прогноз сделал и глава «Роснефти» Игорь Сечин, выступая на Евразийском форуме в Вероне 20 октября. По его мнению, в ближайшие полтора года стоимость нефти превысит $55 за баррель. Это будет связано с завершением периода избытка предложения на рынке и с нормализацией ситуации с коммерческими запасами нефти. Сечин предположил, что, несмотря на некоторое восстановление сланцевой добычи, общий уровень добычи в США останется ниже максимума 2015 г. и сохранится низкий уровень инвестиционной активности в крупных проектах. Также глава «Роснефти» полагает, что нормализация рынка выгодна сейчас другому крупному игроку — Саудовской Аравии. В 2015-м дефицит госбюджета этой страны составил 15% от ВВП — и это максимальный уровень с 1987 г. В текущем году также зафиксирован дефицит бюджета в размере 10-12%, что требует либо сокращения уровня расходов, либо повышения уровня нефтяных доходов, что может послужить стимулом к изменению рыночной политики — от увеличения рыночной доли любой ценой к поискам союзников по стабилизации нефтяных цен.

043

Тем временем понижательное влияние на нефть стал оказывать доллар, который в октябре продолжал укрепляться. В 20-х числах октября цены на «черное золото» после некоторых колебаний вновь вернулись к росту, несмотря на давление сильного доллара. Немалую поддержку ценам в это время оказало высказывание министра энергетики РФ Александра Новака, который заявил, что Россия по-прежнему настроена на заморозку добычи нефти. Более того, Новак и министр энергетики Саудовской Аравии Халед аль-Фалих в эти дни обсудили двустороннее сотрудничество, а также скоординировали позиции по договоренностям в рамках ОПЕК. Незадолго до этого Халед аль-Фалих завил, что ряд стран ОПЕК, которые договорились в Алжире о мерах по стабилизации рынка нефти, готовы не только заморозить, но и сократить добычу. Что же касается России, то для нее, по словам Александра Новака, предпочтительна именно заморозка существующих объемов.
Но надо ли России присоединяться к декларации о сокращении добычи нефти, и насколько это возможно практически? Как считает партнер консалтинговой компании RusEnergy и эксперт по ТЭК Михаил Крутихин, даже при всем желании наша страна не сможет ввести какие-то искусственные ограничения по добыче нефти. Нефтянка — это рыночная отрасль, в которой компании действуют в интересах своих прибылей, а не по воле правительства или Министерства энергетики.
Между тем большинство экспертов уверены в том, что, так или иначе, а спрос на нефть никуда не денется — и более того, он будет только расти. А значит, все сокращения добычи и ее заморозки можно рассматривать как меры временные, а не как долгосрочную тенденцию. Это подтверждает и обзор Международного энергетического агентства (IEA outlook). По мнению экспертов МЭА, в основном сценарии ожидается рост спроса в долгосрочной перспективе, до 2040 г., в среднем на 0,5%. В некоторых сценариях содержатся и более смелые прогнозы относительно роста. Есть, конечно, и пессимистичные версии развития событий: в период между 2025-м и 2030 г. спрос будет резко падать. Однако вероятность крайних сценариев традиционно мала, хотя и ненулевая.

039

044Аднан Шихаб-Эльдину, экс-руководителю исследовательского департамента ОПЕК, ближе сценарии, в которых ожидается увеличение нефтяного спроса к 2040-2050 гг. «Если мы посмотрим на кривую спроса, то в 1950-1960 гг. имел место стабильный рост потребления нефти на 2-3% в год. В течение предстоящих десятилетий эксперты ожидают прирост потребления на 0,5-1%. Я разделяю это мнение, — говорит Аднан Шихаб-Эльдин. — Нефть сохранит за собой первенство, оставаясь основным топливом до 2040 г. В большинстве наиболее вероятных сценариев можно найти такое распределение энергетических ресурсов в процентном соотношении к 2040 г.: нефть составит 25%, уголь — 25%, газ — 25%, возобновляемые и ядерные источники энергии — 25%».
При этом главной причиной перепроизводства нефти в течение последних лет эксперт считает совпадение высокой цены в $100 за баррель и выше с развитием технологий по добыче сланцевой нефти. Стали появляться тысячи средних и крупных операторов, которым стало комфортно работать при себестоимости в $40-60 за баррель (средняя себестоимость сланцевой нефти колеблется в интервале $40-80, временами доходя до $100). И это произошло «очень вовремя» — с учетом того, что рост экономики Китая начал замедляться. Все понимали, какая ситуация складывается, но не спешили принимать меры.

Как считает Аднан Шихаб-Эльдин, ОПЕК необходимо было сделать правильный выбор осенью 2014 г., когда предложение росло наиболее интенсивно, а фантастические цены на нефть привлекали все больше и больше поставщиков. В это же время потребление потихоньку двигалось вниз. Воодушевленные привлекательной ценой в $80 за баррель, новые игроки бросились в банки с намерением взять кредиты для инвестиций в добычу сланцевой нефти. И ОПЕК надо было решить: продолжать добывать в прежнем объеме или сокращать добычу, чтобы поддержать цену на уровне $100 за баррель.
Тогда, в ноябре 2014 г., картель принял решение не снижать добычу нефти — и цена резко упала. По словам эксперта, «приняв это решение, ОПЕК делегировала ответственность рынку: пусть рынок рассудит поставщиков — кому остаться, а перед кем закроется дверь. Мы не собираемся заполнить рынок нефтью до отказа следующие 5 лет, но мы произведем столько нефти, сколько позволят это сделать наши ресурсы. Посмотрим, кто выйдет победителем в этой борьбе. Рынок найдет точку равновесия».
Аднан Шихаб-Эльдин уверен: очень дорогая нефть по $100-110 за баррель уйдет с рынка. Впрочем, «никто не знает, где должна быть точка равновесия. В 2014 г. эксперты считали, что цена должна быть на уровне $70 за баррель. Это возможно, но никак не сегодня». Впрочем, эксперт признает, что на самом деле никто не может предсказать цену и что он в своей практике не встречал обзора цен, который бы сбывался: «реальность такова, что мы вынуждены делать прогнозы, строить предположения и затем корректировать их».

Текст: Ирина Федотова

Комментировать материал “Гадание на нефти”

Оставить комментарий